среда, 25 ноября 2015 г.

Таможня не дает “добро”, а вы должны 50 000 рублей

Вот ещё две истории из жизни молодых российских ученых.

Есть совместная работа с Лондонским университетом, и них есть прибор, которого нет в Москве, а в Москве есть прибор, которого нет в Лондоне. И есть два червяка-родственника, один плавает в Белом Море возле Мурманска, а другой плавает в Ла-Манше. Казалось бы что проще, начать исследовать эти два родственных вида червей в Москве с помощью московского уникального прибора, а закончить в Лондоне на их уникальной аппаратуре.

Итак написан проект, под него получен грант РФФИ, и в самом разгаре исследований выясняется, что Российская таможня не пропускает “биологические объекты”. То есть нельзя ни DHL, ни почтой послать из Москвы в Лондон и обратно микроскопического червяка. Тогда ученые решают выделить из червяка молекулу РНК, которая содержит генетическую информацию и послать её, но оказывается, что никто не знает, что подразумевает русская таможня под формулировкой “биологический объект”, и РНК тоже не пропускают. Тогда учёные из Лондона решают послать в Москву реактивы, полученные с помощью их уникального прибора, но таможня говорит, что в реактивах есть углерод и водород, и не даёт “добро”. Англичане в шоке – они всегда ругали таможню США за их бюрократию, но русская таможня оказалась ещё страшней.

Вот тут-то начинается вторая история.

Русский ученый решает ехать в Лондон делать работу на месте. Ученый имеет грант, в который заложена командировка в Англию. Казалось бы что может быть проще: через несколько недель работа выполнена и можно возвращаться в Москву, писать отчеты и получать деньги с гранта. Напоминаю, что ученый в марте платит за всё свои личные деньги, на них он покупает фунты стрелингов, чтобы снимать квартиру и питаться в Лондоне. Бухгалтерия института не против, суточные в $80 гарантированы.

Вернувшись в Москву ученый пишет отчет и получает командировочные со своего гранта. Проходит полгода, ученый сидит все это время на половине ставке лаборанта с зарплатой 6 000 руб. в месяц и ждет новых выплат по своем гранту. И вот в конце ноября бухгалтерия института сообщает, что из-за слишком высокого курса доллара вышло противоречие, что оказывается ученый имел право потратить со своего гранта на командировку только 2500 рублей в день, что на тот момент составляло $30, то есть ученый должен бухгалтерии института 50 000 рублей вернуть.

Я до сих пор слышу слова возмущенного молодого ученого: “Я сижу без денег и жду выплат, а мне сообщают, что я еще должен 50 000 рублей!”

Да, и есть другая проблема, ученый ОБЯЗАН потратить деньги со своего гранта до конца года, но не может этого сделать, потому что нет подходящих статьей для трат. То есть он одновременно должен вернуть бухгалтерии 50 000 рублей из своего кармана и должен после этого 50 000 виртуальных непотраченных рублей куда-то потратить. При этом он ни на что не имеет право их тратить. Зарплата у него 6000 рублей, и за это он еще должен мыть полы в институте, как я уже писал в другом блоге. Ну что, встаем с колен? 

Знаете, как институт здоровья в США выбил бешеные деньги на борьбу с раком? Они пришли к Рейгану в середине восмидесятых и попросили, он им отказал. Когда десять лет спустя он заболел раком, они пришли к следующему президенту и сказали: смотрите, президент Билл, Рейган не дал нам денег на лечения от рака, а теперь сам заболел, а помочь ему никто не может. Вы хотите оказаться в таком же положении? После этого дали в десять раз больше.

Господа российские чиновники, что вы получите от русских ученых и врачей, и от всего российского народа при таком отношении к ним? Я даже боюсь отвечать на этот вопрос. Почитайте вниметельно историю рубежа 19-20 веков и не повторяйте глупых ошибок.

Вариант сообщения можно прочитать на моем блоге на "Эхо Москвы".

среда, 4 ноября 2015 г.

Эй, вы там наверху, почему в России пострадавший платит дважды?

Мои родственники, пенсионеры, мужчина и женщина, обоим за шестьдесят ехали по МКАДу на девятке. Им в хвост врезался автомобиль - их несчастная девятка оказалась смята вместе с задними сиденьями. Родственники к счастью живы и, надеюсь, здоровы, но "Жигули" не на ходу и восстановлению не подлежат.

У виновника аварии была ОСАГО, но как вы думаете на этом кончились их проблемы? Проблемы только начались.

Во-первых, оказалось, что они, пострадавшие, за свой счет должны эвакуировать искалеченную машину со МКАД. Эвакуация стоит 10 000 руб.

Во-вторых, они сами должны организовывать и оплачивать приезд оценщика от страховой.

В-третьих, им некуда поставить разбитую и, возможно, неподлежащую восстановлению 
машину, но никто за них решать эту проблему не собирается. Где поставят - их проблема.

В-четвертых, когда они стали выяснять, что им делать, если машина не подлежит восстановлению, оказалось, что они опять должны будут заплатить, на этот раз еще 4000 руб. за утилизацию автомобиля и плюс деньги за его транспортировку.

В-пятых, их рестайлинговой девятке 12 лет, поэтому вряд ли они получат компенсацию такого размера, чтобы вернуть себе автомобиль.

В-шестых, компенсация будет через несколько месяцев, а то и через год. Кто все это время будет платить за простой автомобиля? На чем они будут ездить?

При этом мои родственники люди в крайней степени законопослушные, они заранее уже сделали новую страховку на автомобиль, получили новый техосмотр. Кто им все это возместит?

Эй, вы там наверху? Сколько можно? Вы там совсем офонарели? Почему в России невиноватый вынужден платить вдвойне. Почему на ровном месте у пожилых неработающих пенсионеров была машина, а теперь без их на то вины, у них нет ни машины, ни компенсации, ни какой бы то ни было помощи? И они всем должны?

Эй, вы там наверху, если у вас такие кривые руки и гнилые мозги, что в России пенсионеры настолько не защищены, то убирайтесь вон из Сирии, из Украины и вообще из Кремля, а то будет, как в одноименной песне Аллы Пугачевой. Мы поднимемся.

Вариант этого сообщения можно прочитать в моём блоге на Эхо Москвы.